Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Декамерон

Группа из трех благородных юношей и семи дам, встретившаяся в церкви Санта Мария Новелла, уезжают из охваченной заразой Флоренции на загородную виллу в двух милях от города, чтобы спастись от болезни.

За городом они проводят своё время, рассказывая друг другу различные занимательные истории.
Каждый день начинается заставкой к десяти новеллам, повествующей о том, как проводит время эта небольшая группа молодых людей, образованных, тонко чувствующих красоту природы, верных правилам благородства и воспитанности.
Повествование начинается утром в среду, события длятся 10 дней, и в каждый день рассказано по 10 историй. Поскольку в выходные истории не рассказываются, всего события занимают 2 недели, и после окончания действия, опять-таки в среду, молодые люди возвращаются во Флоренцию.

Мой комментарий к «Товарищи начальники» от botya

Кто в молодости не был либералом [то есть - левым] — у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором [правым] — у того нет ума(ц)

Для Европы эта фраза устарела лет на 100. Не напомните, за кого в Октябре 1917 года было столичное студенчество?

Левые идеи должны быть выстраданы на собственной шкуре. Раньше, когда дети с 7 лет работали - к 18 у них появлялось очень сильное желание что-то сильно изменить в консерватории.
А вот у тех, кто через это не прошёл - совсем другие идеи. Да, их по привычке называют "левыми" - но марксизмом там не пахнет.

Поэтому марксистам в первую очередь нужно осознать, что молодёжь престала быть их электоратом.
Навсегда*

* Навсегда - не распространяется на Постапокалиптику или же на современные Бангладеш, Нигерию и т.п.

-----------------------------------------

Благодаря советской пропаганде сложился стереотип преемственности: декабристы, "ходоки в народ", "мы пойдём другим путём" и далее через Бабушкина  к Павке Корчагину.  Хотя общего между первыми и последними ничего кроме возраста: разное происхождение, воспитание и т.д.

Вторая половина XIX века - это единственный период в истории, когда п@здострадальцы молодые Вертеры массово социализмом увлеклись. Так это мода была такая. Социализм был в тренде, все тогда социалистами были. 

А в принципе у молодёжи идея Свободы всегда превалирует над Равенством и Братством. Это биологией заложено.


Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Мой комментарий к «Два наблюдения» от botya

Ага, а Крупп вырастил себе могильщиков в лице Социалистической Рабочей Партии.
Современный западный левый дискурс почему-то сопровождается полным уничтожением всех завоеваний социалистов прошлого века: профсоюзов, нормированного рабочего дня, пенсий, достойной зарплаты, дающей возможность содержать детей, создать накопления и прочего прочего.
Притом всё это преподносится как сознательный отказ ответственного гражданина от устаревших символов прошлого: отдельного жилья, личного автомобиля или высококалорийной еды.
Это мне всё Мараховский напел. Брешит, поди.
Только вот наши марксисты на эту тему молчат.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Снежинки

На волнах «Орды» передача «Рёволюция сейчас».

Художественный фильм «Завод» про героическую, но трагическую попытку классовой борьбы провалился в прокате. Картина собрала менее 30 миллионов рублей при значительном бюджете. 

Режиссёр Юрий Быков, снявший фильм, обозвал себя в фейсбученьке нехорошим словом, констатировал, что рабочему классу его кино оказалось нафиг не нужно, отметил, что аудитория его фильмов — тысяч пятьдесят человек (тридцатилетние одиночки, и притом даже не городская хипстота, а озлобленные неудачники). Теперь, предрекает себе режиссёр Быков, он будет снимать в полном метре только какие-нибудь малобюджетники с командами энтузиастов, а для еды каждые два года подписываться на сериал.

...Как нам кажется, эта история обрела настоящий законченный сюжет только сейчас. Потому что трагедия, описанная в «Заводе» (при всей своей умозрительности и оторванности от зрителя) — она не в том, что жизнь рабочих невыносима и капитализм убивает. А в том, что при всей гадостности капитализма жизнь всё-таки выносима. И граждане не поднимаются на смертный бой за Правду, а матерясь и кряхтя переносят несправедливости мира — потому что в действительности, кто более, кто менее, вписаны в эту самую жизнь.

Вот и сам режиссёр Быков вписан. Фраза «чтобы не пухнуть с голоду, снимать раз в два года  сериал», при всём нашем уважении к брутальному творцу, выдаёт его социальную принадлежность как парашют, волочащийся за Штирлицем. Для нормальных граждан эта фраза звучит «а чтоб не пухнуть с голоду, раз в год буду соглашаться зарабатывать пару миллионов». 

А теперь главное.

Эта история раскрывает нам глаза на то, чем являются наши новолевые. Все те, у кого буржуи отобрали в 1991-м Советский Союз как склад тушёнки и не поделились. Те, кто по этому поводу объявляют себя травмированными и требуют себе белый билет и пособий по биографической инвалидности.

Это — наш родной берёзовый вариант того, что в западном мире именуется Snowflake Generation - “поколением снежинок”. 

Про снежинок пишут примерно следующее: «Это люди, которые:

* горячо ненавидят насилие. По крайней мере, так им кажется 
* превыше всего ставят безопасность (в том числе эмоциональную)
* повышенно чувствительны, мнительны и впечатлительны
* не привычны ни к лишениям, ни к тяжелому труду, ни к грубому обращению
* болезненно реагируют на мнения, отличные от их собственных
* считают человеческую историю грязной чередой убийств, истязаний и прочих мерзостей, от которых надлежит полностью откреститься, в том числе с осторожностью относясь к любым текстам и правилам из проклятого прошлого — например, ко всей мировой литературе

* убеждены в собственной уникальности и высоко себя ценят
* обладают довольно ограниченной фантазией
* осуждая нетерпимость в других, сами являются образчиками безукоризненной нетерпимости к своим оппонентам
* при несовпадении своих представлений с реальной жизнью испытывают серьезный стресс
* охотно говорят о своих самых интимных переживаниях»

В общем, лозунгом этого поколения может звучать фраза «не смейте обесценивать мои переживания».

Ну так вот: в этом описании нужно поправить буквально пару букв, чтобы получились наши новолевые. Просто там, где с 1989 по 2000-й производились западные «снежинки», у них не было 90-х. Поэтому для них «вся история — грязная череда преступлений», а они, дети добра, уникальны и ценны. А для наших, у которых были 90-е, вся грязная череда преступлений началась именно с развала СССР. И поэтому им должны не столько как «детям добра», сколько как обнесённым при делёжке жертвам катастрофы.

В русском варианте лозунг поколения - «Не смейте обесценивать моё нытьё по полагающимся ништякам». 

...А самая их страшная и стыдная тайна — так-то эти борцы за Новый Социализм вполне вписаны. Кто что-то пописывает, кто что-то подсчитывает, кто что-то продаёт, кто-то немножечко шьёт. То есть готовятся-то они к Социалистической Революции, но копят почему-то на Sony Xperia Z сколько-то там.

[Орда] – родная, злобная, твоя
Джонни Большой

Настоящий мистический

ОКАМЕНЕЛАЯ КОМСОМОЛКА. ЧУДЕСА ПОД ГРИФОМ "СЕКРЕТНО"

60 лет назад произошло одно из самых мистических событий в истории СССР. На окраине закрытого Куйбышева молодая девушка Зоя окаменела с иконой Николая Чудотворца в руках. Стояние Зои стало всесоюзным скандалом: толпы народа от дома девушки разгоняла конная милиция, партийные чиновники делали все, чтобы скрыть это загадочное происшествие. До сих пор идут споры: было или не было? Команда "Прямого эфира" разыскала последних очевидцев события.

Тамаре Ефремовой было 28 лет, когда она приходила посмотреть на окаменевшую девушку. Сегодня ей 88. Она прилетела из Самары, чтобы рассказать о "Стоянии Зои". "Я очень хорошо помню 1956 год, когда в Самаре, тогда еще Куйбышеве, произошло чудо. Я вышла из дома, а на улице уже собирался народ, разнося вести о том, что произошло. Девушка взяла в руки икону, хотя подружка говорила ей "Тебя Бог накажет", а через некоторое время так и случилось - она остолбенела", - рассказала Тамара. "Если бы ничего не было, то надо было пустить людей посмотреть. А вот то, что это стало секретным, и взбудоражило народ", - добавила она.

Антон Жоголев, журналист и писатель, провел доскональное исследование того, как власти заметали следы произошедшего чуда. "Конная милиция, секретность - это все началось потом. А первые несколько дней люди свободно ходили смотреть на Зою", - рассказал он. В 1992 году Антону удалось попасть в самарский партийный архив, где он ознакомился с документами, касающимися этого дела. По его словам, стенограммы партконференции, посвященной "Стоянию Зои", подтверждают произошедшее.

Также в программе обсудили похожий случай, произошедший в селе Зуевка Самарской области с Марией Курбатовой. Ее родственница Нина Леус рассказала о необычном происшествии, случившемся в 1932 году с ее двоюродной тетей. Мария Курбатова с подругой укрылись от холода в бане и начали играть в карты. Затем девочек позвали по домам, и мама Марии сурово отчитала дочь за игру. Та опустила взгляд, да так и осталась стоять на целое лето.

Также студию посетил внук маршала Советского Союза В. И. Чуйкова - Николай Чуйков. Он рассказал о чудесных событиях, происходивших с его дедом во время Великой Отечественной войны. Под Сталинградом самолет маршала был сбит и упал на территорию врага. Немцы начали бомбить место падения самолета, но, хотя все вокруг оказалось уничтожено, сам Чуйков не получил ни царапины.

Какие еще чудеса случались с героями программы и что они означали? "Прямой эфир" снимает гриф "секретно" со многих удивительных событий, происходивших на территории нашей страны.


https://russia.tv/article/show/article_id/33712/

Богдан

Читаем польские газеты первой половины сентября 1939 года.

Оригинал взят у tsar_ivan в Читаем польские газеты первой половины сентября 1939 года.

Просмотрел польские газеты начала вторжения немцев в Польшу... Это газеты первой половины сентября 1939 года. Газеты в хорошем качестве из польского архива представляю и Вам. Ранее в сети я встречал посты по этой теме. Я решил сам немного покопаться в первоисточниках. Акценты ставлю на главные новости этих газет и обращаю внимание только на самую главную информацию. Перевожу заглавия и выдержки из статей. Уверяю Вас, что выдержки представленные мной выражают только основной смысл информации, которую публикуют газеты. Своими выдержками ни сколь не искажаю "газетную правду". Ключевые выражения и заглавия перевожу и привожу - дословно.

Знать этот исторический материал необходимо прежде всего для понимания реальной ситуации, которая сложилась во время вторжения нацистов в Польшу в сентябре 1939 года, чтобы объективно понять действия Советского Союза в данной ситуации.
Эти документы подтверждают гнилую сущность польской пропаганды сейчас и тогда.
Помимо этого лишний раз подтверждаемся в сущности Англии, Франции и Америки. Они делают только то, что им выгодно, несмотря на жертвы, несправедливость и наплевательски относятся на свои же собственные обещания.


Вот польский плакат - "Англия - это твоих рук дело!". Англия и Франция имея письменные союзнические обязательства - просто сдали Польшу нацистам...

Чтобы посмотреть газету в отличном качестве - откройте ее в отдельном окне.

Collapse )

Богдан

Тонтон-макуты и украинские хунта-макуты – близнецы-братья

Оригинал взят у 2009_da в Тонтон-макуты и украинские хунта-макуты – близнецы-братья
Слева – флаг Гаити периода террора тонтон-макутов, отрядов смерти фашистского диктатора Дювалье, которые не подчинялись армейскому командованию и выполняли функции полиции и органов безопасности. Справа – бандеровский флаг УПА и флаг Правого сектора. Черное - смерть, красное – кровь, и ножи - резня – вот символическая суть выражаемая этими флагами.

Чаще всего и в Гаити, и за границей Дювалье называли «папой Доком». Возник даже термин - «пападокизм», означающий режим фашистского типа, появившийся при поддержке США в слаборазвитой полуколониальной стране. Не доверяя армии, Дювалье создал специальные полицейские силы VSN (Volontaires de la Sécurité Nationale, добровольцы национальной безопасности), более известную как тонтон-макуты. Члены этой организации террором подавляли любые признаки инакомыслия. Недовольных ждали пытки и смерть. Всего за годы правления Папы Дока было уничтожено более 50 000 человек. Бизнесмен Батч Эштон (Butch Ashton) утверждает, что власти США поддерживали создание этого формирования и обучением тонтон-макутов занимался Корпус морской пехоты США. Их главой в конце 1960 — начале 1970-х годов был Лукнер Камброн (Luckner Cambronne), которого прозвали «карибским вампиром» за жестокость. В дальнейшем, "тонтон-макуты" возглавлял Роджер Лафонтен (Roger Lafontant). Тонтон-макуты, как и некоторые подразделения Правого сектора, активно использовали оккультную символику и ритуалы, что вместе с жестокостью вызывало среди жителей почти суеверный ужас. Тонтон-макуты нередко использовали жестокие и мучительные виды убийств: они забрасывали жертв камнями или сжигали их заживо, при этом тела убитых выставлялись напоказ для устрашения. Их жертвами были реальные или потенциальные сторонники оппозиции Дювалье, а также бизнесмены, которые отказывались жертвовать средства в пользу режима Дювалье.
Почти полную аналогию между правлением украинской хунты и режимом Дювалье верно подметил публицист Александр Трубицын в статье о событиях в братской республике: Украинские тонтон-макуты.

В 60-е годы всем мировые СМИ с ужасом и омерзением повторяли это странное слово – «тонтон-макуты».
В то время на Гаити правил американский ставленник Дювалье. Менялись американские президенты, но все они, от Эйзенхауэра до Джонсона, поддерживали президента Дювалье и финансово, и политически, и поставками оружия, и военной силой: когда восставшие моряки начали обстреливать президентский дворец, американская авиация, наведённая ЦРУ, потопила корабли восставших.

Дювалье пришёл к власти, силовыми методами выслав из Гаити действующего президента Финьоле, после чего спешно были проведены «упрощённые» выборы – без всякой регистрации избирателей, и Дювалье стал президентом, а парламент заполнили его сторонники.

Дювалье, который сам придумал себе прозвище «Папа Док», ввёл особую идеологию – «негритюд», смысл которой сводился к тому, что чёрные умнее и развитее белых, потому белых надо учить языку и культуре чёрных, духовных лидеров человечества.

Поскольку формально по закону американцы не могут поддерживать какого-то диктатора, обязательное условие их поддержки – проведение выборов и плебисцитов, то выборы и были проведены – на бюллетенях перевыборов на шестилетний срок было напечатано: «Доктор Франсуа Дювалье – президент». При подсчёте голосов власти объявили, что имя Дювалье встречается на бюллетенях чаще всего, а потому он победил. Америка не возражала. Затем был проведён плебисцит, объявлявший Дювалье пожизненным президентом. На бюллетене было напечатано: «Доктор Франсуа Дювалье – пожизненный президент! Согласны ли вы? ДА!». А тот, кто не соглашался, должен был написать «нет» от руки – под пристальными взглядами тонтон-макутов. И Америка опять не возражала.Collapse )
Богдан

Филипп Филиппович

– Вы стоите на самой низшей ступени развития, – перекричал Филипп Филиппович, – вы ещё только формирующееся, слабое в умственном отношении существо, все ваши поступки чисто звериные, и вы в присутствии двух людей с университетским образованием позволяете себе с развязностью совершенно невыносимой подавать какие-то советы космического масштаба и космической же глупости о том, как всё поделить…
Flibusra

Надежда Тэффи - Модный адвокат

В этот день народу в суде было мало. Интересного заседания не предполагалось.
На скамьях за загородкой томились и вздыхали три молодых парня в косоворотках. В местах для публики – несколько студентов и барышень, в углу два репортера.
На очереди было дело Семена Рубашкина. Обвинялся он, как было сказано в протоколе, «за распространение волнующих слухов о роспуске первой Думы» в газетной статье.
Обвиняемый был уже в зале и гулял перед публикой с женой и тремя приятелями. Все были оживлены, немножко возбуждены необычайностью обстановки, болтали и шутили.
– Хоть бы уж скорее начинали, – говорил Рубашкин, – голоден, как собака.
– А отсюда мы прямо в «Вену» завтракать, – мечтала жена.
– Га! га! га! Вот как запрячут его в тюрьму, вот вам и будет завтрак, – острили приятели.
– Уж лучше в Сибирь, – кокетничала жена, – на вечное поселение. Я тогда за другого замуж выйду.
Приятели дружно гоготали и хлопали Рубашкина по плечу.
В залу вошел плотный господин во фраке и, надменно кивнув обвиняемому, уселся за пюпитр и стал выбирать бумаги из своего портфеля.
– Это еще кто? – спросила жена.
– Да это мой адвокат.
– Адвокат? – удивились приятели. – Да ты с ума сошел! Для такого ерундового дела адвоката брать! Да это, батенька, курам на смех. Что он делать будет? Ему и говорить-то нечего! Суд прямо направит на прекращение.
– Да я, собственно говоря, и не собирался его приглашать. Он сам предложил свои услуги. И денег не берет. Мы, говорит, за такие дела из принципа беремся. Гонорар нас только оскорбляет. Ну я, конечно настаивать не стал. За что же его оскорблять? – Оскорблять нехорошо, – согласилась жена.
– А с другой стороны, чем он мне мешает? Ну, поболтает пять минут. А может быть, еще и пользу принесет. Кто их знает? Надумают еще там какой-нибудь штраф наложить, ан он и уладит дело.
– Н-да, это действительно, – согласились приятели.
Адвокат встал, расправил баки, нахмурил брови и подошел к Рубашкину.
– Я рассмотрел ваше дело, – сказал он и мрачно прибавил: – Мужайтесь.
Затем вернулся на свое место.
– Чудак! – прыснули приятели.
– Ч-черт, – озабоченно покачал головой Рубашкин. – Штрафом пахнет.

* * *

– Прошу встать! Суд идет! – крикнул судебный пристав.
Обвиняемый сел за свою загородку и оттуда кивал жене и друзьям, улыбаясь сконфуженно и гордо, точно получил пошлый комплимент.
– Герой! – шепнул жене один из приятелей.
– Православный! – бодро отвечал между тем обвиняемый на вопрос председателя.
– Признаете ли вы себя автором статьи, подписанной инициалами С. Р.?
– Признаю.
– Что имеете еще сказать по этому делу?
– Ничего, – удивился Рубашкин. Но тут выскочил адвокат.
Лицо у него стало багровым, глаза выкатились, шея налилась. Казалось, будто он подавился бараньей костью.
– Господа судьи! – воскликнул он. – Да, это он перед вами, это Семен Рубашкин. Он автор статьи и распускатель слухов о роспуске первой Думы, статьи, подписанной только двумя буквами, но эти буквы С. Р. Почему двумя, спросите вы. Почему не тремя, спрошу и я. Почему он, нежный и преданный сын, не поместил имени своего отца? Не потому ли, что ему нужны были только две буквы С. и Р.? Не является ли он представителем грозной и могущественной партии?
Господа судьи! Неужели вы допускаете мысль, что мой доверитель просто скромный газетный писака, обмолвившийся неудачной фразой в неудачной статье? Нет, господа судьи! Вы не вправе оскорбить его, который, может быть, представляет собой скрытую силу, так сказать, ядро, я сказал бы, эмоциональную сущность нашего великого революционного движения.
Вина его ничтожна, – скажете вы. Нет! – воскликну я. Нет! – запротестую я.
Председатель подозвал судебного пристава и попросил очистить зал от публики.
Адвокат отпил воды и продолжал:
– Вам нужны герои в белых папахах! Вы не признаете скромных тружеников, которые не лезут вперед с криком «руки вверх!», но которые тайно и безыменно руководят могучим движением. А была ли белая папаха на предводителе ограбления московского банка? А была ли белая папаха на голове того, кто рыдал от радости в день убийства фон-дер… Впрочем, я уполномочен своим клиентом только в известных пределах. Но и в этих пределах я могу сделать многое.
Председатель попросил закрыть двери и удалить свидетелей.
– Вы думаете, что год тюрьмы сделает для вас кролика из этого льва?
Он повернулся и несколько мгновений указывал рукой на растерянное, вспотевшее лицо Рубашкина. Затем, сделав вид, что с трудом отрывается от величественного зрелища, продолжал:
– Нет! Никогда! Он сядет львом, а выйдет стоглавой гидрой! Он обовьет, как боа констриктор, ошеломленного врага своего, и кости административного произвола жалобно захрустят на его могучих зубах.
Сибирь ли уготовили вы для него? Но господа судьи! Я ничего не скажу вам. Я спрошу у вас только: где находится Гершуни? Гершуни, сосланный вами в Сибирь?
И к чему? Разве тюрьма, ссылка, каторга, пытки (которые, кстати сказать, к моему доверителю почему-то не применялись), разве все эти ужасы могли бы вырвать из его гордых уст хоть слово признания или хоть одно из имен тысячи его сообщников?
Нет, не таков Семен Рубашкин! Он гордо взойдет на эшафот, он гордо отстранит своего палача и, сказав священнику: «Мне не нужно утешения!» – сам наденет петлю на свою гордую шею.
Господа судьи! Я уже вижу этот благородный образ на страницах «Былого», рядом с моей статьей о последних минутах этого великого борца, которого стоустая молва сделает легендарным героем русской революции.
Воскликну же и я его последние слова, которые он произнесет уже с мешком на голове: «Да сгинет гнусное…»
Председатель лишил защитника слова.
Защитник повиновался, прося только принять его заявление, что доверитель его, Семен Рубашкин, абсолютно отказывается подписать просьбу о помиловании.

* * *

Суд, не выходя для совещания, тут же переменил статью и приговорил мещанина Семена Рубашкина к лишению всех прав состояния и преданию смертной казни через повешение.
Подсудимого без чувств вынесли из зала заседания.

* * *

В буфете суда молодежь сделала адвокату шумную овацию.
Он приветливо улыбался, кланялся, пожимал руки.
Затем, закусив сосисками и выпив бокал пива, попросил судебного хроникера прислать ему корректуру защитительной речи.
– Не люблю опечаток, – сказал он.

* * *

В коридоре его остановил господин с перекошенным лицом и бледными губами. Это был один из приятелей Рубашкина.
– Неужели все кончено! Никакой надежды?
Адвокат мрачно усмехнулся.
– Что поделаешь! Кошмар русской действительности!…